JP Magazine v2 - шаблон joomla Оригами

г.Сухум, ул.Генерала Дбар 3 | Тел/факс: (+7840) 223 31 21 | E-Mail : mail@mkdc-sukhum.com | 

   

Алексей Остроумов, московский профессор и сухумский гражданин

В самом конце XIX века в Сухум из Москвы приехал неординарный человек, который во многом повлиял на дальнейшее развитие абхазской столицы. Внешне это был типичный чеховский интеллигент – открытый высокий лоб, остроконечная бородка, мягкое вдумчивое выражение лица. Так же, как Чехов, он был врачом, и у него были слабые легкие, которые невозможно было вылечить в суровых северных условиях. Но, в отличие от Чехова, выбравшего для поправки здоровья Ялту, профессор Алексей Остроумов остановил свой выбор на менее известном Сухуме, хотя добираться в те времена до нашего города было гораздо сложнее – только пароходом.

На наш берег высадился очень известный человек – профессор Алексей Остроумов уже считался выдающимся русским терапевтом, он был основателем крупной клинической школы, руководителем госпитальной терапевтической клиники Московского университета.

Его жизненный путь характерен для интеллигенции того времени – сын священника, настоятеля московского храма Пимена Великого в Воротниках, Алексей первоначально обучался в Московской духовной семинарии, но не захотел пойти по стопам своего отца. Обучаясь на медицинском факультете Московского университета, Алексей проявил такие способности и энергию, что по окончании университета в 1871 году по инициативе заведующего факультетской терапевтической клиникой Г. А. Захарьина был зачислен в университетскую больницу ординатором и оставлен при университете для подготовки к профессорскому званию. Уже через два года способный ординатор защитил под руководством профессора А. И. Бабухина диссертацию «О происхождении первого тона сердца» на степень доктора медицины. Бабухин был известным физиологом и гистологом, его лекции слушал, будучи студентом, и Антон Чехов – через много лет профессор послужил прототипом главного героя его повести «Скучная история».

После защиты диссертации Остроумов был командирован за границу, где в течение нескольких лет слушал лекции ведущих европейских терапевтов, занимался патологической анатомией, экспериментальной патологией, работал в клиниках и лабораториях, в том числе у Рудольфа Гейденгайна, автора работы «Руководство по физиологии», и Юлиуса Конгейма, известного патофизиолога, который еще в 1875 году высказал гипотезу о том, что раковые опухоли развиваются из эмбриональных клеток, оказавшихся ненужными в процессе эмбрионального развития.

Набирая за границей научный багаж, Остроумов уже начал самостоятельные исследования и публиковался в тамошних журналах.

По возвращении на родину в 1879 году как подающий большие надежды молодой ученый Алексей Остроумов был утверждён в должности доцента, а уже в следующем году стал экстраординарным профессором госпитальной терапевтической клиники Московского университета, располагавшейся тогда в здании Новоекатерининской больницы.

Уже здесь проявились деятельный характер и щедрость Остроумова – он читал лекции для студентов в этой больнице, где не хватало помещений не только для лекций, но и для лаборатории, и уже через несколько лет он снял и оборудовал на личные средства помещение для лаборатории.

Когда в 1891 году клиника была переведена в новое здание на Девичьем поле, Остроумов принимал активное участие в работах по планированию и оборудованию нового Клинического городка – под его руководством была создана образцовая клиника с лабораторией и физиотерапевтическим отделением. Параллельно профессор добился улучшения условий для лечебного и педагогического процессов. В конце XIX века клиника сыграла определяющую роль в развитии терапевтической мысли в России; из учеников Остроумова вышли известные профессора В. Воробьев, Н. А. Кабанов, А. П. Ланговой и другие.

В конце 19 века клиника Алексея Остроумова играла определяющую роль в развитии терапевтической мысли в России и пользовалась исключительной популярностью среди земских врачей, которых привлекали научные взгляды, метод и личные качества руководителя, известного своей бескомпромиссностью, справедливостью, самокритичностью, выступлениями в защиту студенчества. В течение 10 лет он являлся председателем Московского медицинского общества и вместе с Н. В. Склифосовским был одним из организаторов Пироговских съездов.

На протяжении всей своей жизни Остроумов был тем, кого мы сейчас называем гражданскими активистами, то есть людьми, неравнодушными к острым проблемам общества – так, именно Остроумов стал первым главным врачом хосписа, созданного щедрыми московскими благотворителями братьями Бахрушиными, разбогатевшими во время последней русско-турецкой войны на поставках армии кожевенных и суконных изделий.

Это была целая программа для бедных слоев населения, практически первая в Российской империи по своим масштабам. Уже в 1887 году на Сокольничьем поле была построена больница для страдающих неизлечимыми заболеваниями; в 1893 году при больнице был построен дом для призрения неизлечимо больных; в 1895 году братья выделили 600 тысяч рублей на строительство в Сокольничьей роще бесплатного детского приюта для бедных и сирот православного вероисповедания.

В 1888 году на Софийской набережной был построен «дом бесплатных квартир» для нуждающихся вдов с детьми и учащихся девушек — при доме действовали два детских сада, начальное училище для детей, мужское ремесленное училище и профессиональная школа для девочек. В 1901 году был построен городской сиротский приют. Полмиллиона рублей были пожертвованы на приют-колонию для беспризорных детей в Тихвинском городском имении в Москве.

Остроумов не только работал главным врачом хосписа, но и принимал непосредственное участие в разработке дальнейших планов братьев Бахрушиных, ценивших не только его научный потенциал, но и человеческую самоотверженность.

Его многогранная научная, педагогическая и общественная деятельность оказала большое влияние на формирование научного мировоззрения целого поколения российских врачей. Он одним из первых среди ведущих российских клиницистов поставил вопрос о значении общей биологии для развития медицины, подчеркивая, что хотя «медицина родилась из практической потребности помочь больному, но этим нельзя ограничивать ее цели как науки... Прогресс медицины будет идти параллельно с успехами естествознания, когда она будет пользоваться теми же методами и руководиться теми же целями». На передний план Остроумов выдвинул проблему конституциональных особенностей и наследственности больного, считая, что они нередко играют определяющую роль в формировании патологии. Указывая на опасность однобокого подхода, при котором «кроме микроба, ничего не видят», Остроумов требовал учета особенностей организма, «в котором живет этот микроб».

Вслед за С. П. Боткиным он развивал научное клинико-экспериментальное направление внутренней медицины и первыми же работами зарекомендовал себя как талантливый экспериментатор. В опытах с обескровливанием сердца и электрическим раздражением сердечной мышцы (1873) показал преимущественно клапанное происхождение I тона сердца в противовес господствовавшей в то время так наз. мышечной теории его происхождения, поддерживаемой одним из крупнейших физиологов К. Людвигом. Экспериментальная работа А. А. Остроумова об иннервации потовых желез (1876) получила высокую оценку Ю. Конгейма. В исследовании, посвященном иннервации кровеносных сосудов (1876), А. А. Остроумов показал, что в смешанных нервах есть два рода волокон (раздражение одних приводит к сужению, других — к расширению сосудов) и что представления ряда физиологов, для которых сосуды — «мертвые эластические трубки», ошибочны. Энергичный профессор был сторонником внедрения методов точных наук и вместе с тем отстаивал примат клинического угла зрения на проблемы патологии и возражал против тенденции «оценивать все исключительно с точки зрения собачьей и лягушечьей физиологии и патологии». Так, в его работе «О тимпаническом звуке легких», датируемой 1875 годом, физическое объяснение природы клинического феномена основано на клинико-анатомических сопоставлениях.

 

К сожалению, такая самоотдача не прошла для Остроумова даром, и в конце 1900 года профессор по состоянию здоровья был вынужден оставить службу и переселиться по в Сухум. До него уже многие оценили перспективы сухумского побережья как зимнего курорта для легочных больных. В 1890 году уже начал строительство своего грандиозного санатория Николай Смецкой, самый крупный меценат дореволюционной Абхазии. Уже функционирует дендропарк Смецкого, где собраны субтропические растения практически со всего мира, и тем самым доказано, что местный климат хорошо приспособлен для адаптации этой флоры.

Значение профессора Остроумова в том, что как крупный терапевт он масштабно оценил лечебные возможности сухумского климата и начал активно пропагандировать их. Поселившись в городе, Остроумов пишет одну за другой статьи о его преимуществах: "Сухум отличается равномерным климатом, влажным, теплым, совершенно лишенным ветров, что выгодно отличает его от Ниццы. Сухум оказал благоприятное действие на больных, которых я посылаю туда вот уже 8-7 лет".

Настойчивость профессора, его известность и научная репутация способствовали тому, что в 1898 году, на Международном конгрессе врачей в Москве, было признано, что Сухум является лучшей климатической станцией в Европе для лечения больных туберкулезом. Уже в следующем году Остроумов инициировал строительство двухэтажной городской больницы на тридцать мест, не только пожертвовав четыре тысячи рублей, но и собрав недостающие деньги среди московских друзей и знакомых. Сам профессор был ее попечителем до конца жизни. Рядом с больницей в 1903 году был открыт также родильный приют, который на собственные деньги выстроила жена профессора Варвара.

В настоящее время в здании клинике А.Остроумова находится Республиканская онкологическая больница. Здание прекрасно сохранилось, недавно оно было полностью отремонтировано, но при этом сохранился внешний исторический облик здания. Каждый раз, проезжая по улице Леона, вы видите это продолговатое белое здание с колоннами на склоне горы. Именно оно и было первой городской больницей.

 По сути, эта супружеская чета заложила основу системы медицинского обслуживания нашей столицы, придав ей мощный импульс развития. К 1912 году в Сухуме уже были 4 аптеки и 6 аптекарских магазинов, а 25 тысяч жителей обслуживало более 60 врачей.

К приезду Остроумовых город был еще совсем небольшим, и можно было разборчиво выбрать место для строительства собственного дома. Состоятельные люди строились в основном в холмистой местности, где было суше и разнообразный рельеф позволял создавать вокруг здания прихотливый садовый рельеф.

Супруги выбрали очень удачное место на горе Трапеция, откуда можно было в любое время суток любоваться морским видом. Прикупив 12 гектаров земли, Остроумов построил дом, который, к сожалению, по неизвестным нам причинам не сохранился. Но уже в 1901 году военный инженер Ивановский выстроил здесь второй дом, по стилю напоминающий русские подмосковные дачи. Рядом с домом по всем правилам был вырыт основательный колодец с хорошей питьевой водой, которым могли пользоваться все жители соседних улиц.

Как многие сухумские домовладельцы, Остроумов разбил вокруг дома субтропический парк, где хозяева и гости проводили много времени в теплую погоду. К началу двадцатого века в Сухуме собралось хорошее общество, было много открытых гостеприимных домов, где устраивались музыкальные вечера и чаепития, модные журналы из Парижа доставлялись в город с опозданием всего в две-три недели.

Гости кочевали от одного радушного хозяина к другому, вспоминая общих московских и иных знакомых, обменивались новостями. У Николая Смецкого, например, часто гостила одна из дочерей Льва Толстого со своей семьей, юный Сергей Прокофьев писал здесь свою первую оперу, спокойно можно предположить, что они тоже бывали у четы Остроумовых, а не только Чехов с женой актрисой Ольгой Книппер, Максим Горький и художник Апполинарий Васнецов, о которых часто пишут в интернете.

В любом случае, гости, увлеченные красноречием профессора, по возвращении домой рассказывали о красотах абхазской природы и достоинствах климата. С легкой руки профессора Абхазия становилась очень привлекательным местом; подозреваю, что решение принца Александра Ольденбургского создать в Гагре великосветский курорт тоже во многом было обусловлено умелой и обоснованной пропагандой профессора Остроумова.

Супруги прожили в Сухуме восемь лет и были активными горожанами, профессор даже был членом Сухумской городской думы и разных кружков, которым помогал в издании ежемесячных журналов. Незадолго до смерти Остроумова супруги вернулись в Москву, где профессор и был похоронен на территории Новодевичьего монастыря.

Имя Алексея Остроумова не забыто в России – в его честь еще в советский период было названо несколько лечебных учреждений, в том числе госпитальная терапевтическая клиника 1-го ММИ и московская клиническая больницы № 33.

Галерея изображений

Другие материалы в этой категории: « Николай Вавилов, гениальный селекционер

Персоналии будут пополняться...

Яндекс.Метрика