JP Magazine v2 - шаблон joomla Оригами

г.Сухум, ул.Генерала Дбар 3 | Тел/факс: (+7840) 223 31 21 | E-Mail : mail@mkdc-sukhum.com | 

   

Николай Воронов, кавказовед и общественный деятель

Во второй половине XIX столетия значительный вклад в развитие просвещения, кавказоведения и культуры народов России, Северного Кавказа и Закавказья внес Николай Ильич Воронов – видный российский ученый, педагог, общественный деятель.

Он родился 5 марта 1832 года, в местечке Валки, под Харьковом, в семье смотрителя уездного училища, дворянина Ильи Ивановича Воронова, получившего основательное образование в петербургском педагогическом институте, где сильно было влияние радищевской антикрепостнической мысли. Отцовское свободомыслие передалось и сыну Николаю. Когда Николаю исполнилось 10 лет, Илья Иванович определил его в Харьковскую мужскую гимназию, после окончания которой, в 1849 году, молодой Воронов поступил на историко-филологический факультет Харьковского университета, бывшего в те годы центром научной и общественной мысли Юга России.

После окончания университета Николай начал свою педагогическую деятельность, а с 1856 года – исследовательскую, совершая систематические путешествия-экспедиции. За три года Воронов объездил и изучил Северное и Восточное Причерноморье. Свои впечатления он фиксировал в путевых дневниках и уже с 1858 года начал публиковать в «Одесском вестнике» серию очерков под общим названием «Дорожные заметки по разным путям Южной России.

В этом же году состоялось его первое знакомство с Абхазией, где он собрал разнообразные сведения о Сухуме и его окрестностях. Тогда он и не предполагал, что Абхазия станет местом его проживания и местом упокоения.

Значительную роль в судьбе Николая Воронова сыграло обострение политической ситуации в России, как неравнодушный человек он не мог остаться безучастным.

В конце 1860-начале 1861 года Воронов установил непосредственную связь с редакцией лондонского журнала «Колокол» и петербургского журнала «Русское слово». 1 июля 1861 года в «Колоколе» была напечатана статья Воронова, где разоблачалась политика царизма на северном Кавказе. С этого времени и начинается нелегальное сотрудничество Николая Ильича в герценовском «Колоколе». Летом 1861 года Воронов на корабле «Великий князь Константин» отправился в путешествие с определенным заданием, порученным ему центром организации «Земля и Воля». За два месяца морского путешествия от Севастополя до Поти он изучил все морское побережье, узнал настроение солдат и офицеров Сухумского гарнизона. В живой и увлекательной форме автор описывает крепости, порты, укрепления, бухты, природу, быт, нравы местного населения. Автор явно симпатизирует освободительной борьбе горцев. В очерке говорится о гордых и храбрых войнах-убыхах, о племени псхувцев и джигетов, искавших связи с убыхами, о трудолюбивых абхазах, о воинственных адыгейцах. Все эти сведения имели важное значение в прояснении обстановки на Кавказе для Лондонского центра, который рассматривал Кавказ с Доном и Черноморьем как один из возможных оплотов народного восстания против царизма. Очерк «Плавание у восточных берегов Черного моря» был без промедления опубликован в петербургском журнале «Русское слово» в № 11 за 1861 год. Для выполнения комплекса сложных вопросов – от изучения топографии местности, состава населения до выявления конкретных мест, удобных для доставки подпольной литературы, кандидатура Воронова была как нельзя подходящей, так как к этому времени он уже стал известен как талантливый публицист. Знаток Северного Кавказа, Закавказья и Восточного Причерноморья, человек революционно-демократических взглядов, корреспондент «Колокола» Воронов был в числе тех, кто активно искал новые пути для переброски «Колокола» на Кавказ.

Вернувшись из путешествия в Екатеринодар, Воронов организовывает переброску нелегальной литературы из Петербурга через Екатеринодар и кавказские перевалы в русские военные гарнизоны, расположенные на восточном берегу Черного моря.

В декабре 1861 года Воронов прибыл в Петербург, где принял участие в открытии шахматного клуба, ставшего местом встреч членов организации «Земля и Воля».

В 1862 году Воронов отправляется в Западную Европу, где три месяца проводит в Германии, Франции, Нидерландах и Англии, изучая школьное дело этих стран в связи с намечающейся школьной реформой в России.

 В Лондоне он встречается с Герценом, Огаревым и Бакуниным и в беседах с ними неоднократно упоминает Черноморское побережье Кавказа, города Сухум и Поти, через которое предлагает наладить переброску революционных издании в Россию, что ему и было поручено. При прощании Герцен подарил Воронову трость-шпагу с набалдашником из слоновой кости и дорожный несессер, который сейчас хранится в Государственном музее истории в Санкт-Петербурге. Вернувшись в Петербург, Николай Воронов связался с известным армянским писателем и революционером Микаэлом Налбандяном, передал ему письма Герцена, Бакунина, листы «Колокола» и инструкции Лондонского центра, после чего выехал в Тифлис – связаться с кавказскими революционерами и устроиться на работу.  

Почти сразу же после этих событий петербургский центр «Земля и Воля» был разгромлен, а все участники арестованы.

24 сентября 1862 года последовал обыск и арест Воронова в Тифлисе. На другой же день он был отправлен в кандалах и в сопровождении жандармов в карете в Петербург. 11 октября 1862 года за Вороновым захлопнулась тяжелая дверь тюремной камеры № 4 Алексеевского равелина Петропавловской крепости.  Он был последним, тридцать вторым, арестованным по «Делу о лицах, обвиняемых в сношениях с лондонскими пропагандистами», со статусом «государственный преступник». 12 марта 1863 года после шести месяцев заключения Воронов вышел из тюрьмы. Наказание ему было смягчено – каторга и тюрьма были заменены пожизненной ссылкой на Кавказ.

В июле 1863 года Воронов, приехав в Тифлис, встал на учет в жандармском управлении как сосланный «государственный преступник».

Только в 1866 году ему было разрешено возобновить преподавательскую деятельность. Судя по тому, что его пригласили воспитателем к детям кавказского наместника, власти были хорошо осведомлены не только о его революционной деятельности, но и о его педагогическом таланте.

Тогда же он встретился с дочерью ссыльного польского офицера Александрой Прогульбицкой, которая стала его женой и верной спутницей до конца жизни.

Большую роль в судьбе Воронова сыграл генерал Д. Старосельский, возглавлявший Горское управление. С целью изучения края по инициативе Старосельского была организованна группа из талантливых, энергичных ученых и журналистов, среди которых были известный кавказовед, офицер Генерального штаба П. Услар и учитель Тифлисского женского училища и уже известный публицист Николай Воронов. Так судьба на долгие годы связала этих людей узами добрых отношении. По предложению Услара и Воронова и при поддержке Старосельского были организованы два фундаментальных издания: «Сборник статистических сведении о Кавказе» и «Сборник сведении о кавказских горцах», которые стали готовиться под руководством Н.Воронова.

В 1868 году Воронов был назначен столоначальником Статистического поземельного отдела Кавказского горского управления. В ведении Николая Ильича оказался огромный статистико-экономический материал.

«Сборник статистических сведений о Кавказе» (объем до 36 авторских листов), выпущенный в 1869 году, первая крупная кавказоведческая работа Воронова, заслужила европейское признание и была отмечена большой серебряной медалью Русского географического общества в 1870 году. Это был первый в отечественной статистике столь полный, многоплановый сборник с точными цифровыми данными и множеством таблиц.

Николай Воронов был редактором, составителем и соавтором 10-томного «Сборника сведениЙ о кавказских горцах», благодаря которому Россия и Европа получили впервые разносторонние сведения о многочисленных народах Кавказа. «Сборник» вошел в золотой фонд кавказоведческой науки, положив основу изучения таких важных вопросов, как горское право, нартоведение и т.д. В этом сборнике Воронов опубликовал 36 статей по вопросам этнографии аварцев, абхазов, осетин и дагестанцев. Эпиграфом ко всем 10-и томам можно считать слова Воронова в предисловии к первому тому, в котором заключалась жизненная позиция Воронова: «Если на стороне горцев лежит роковая необходимость знакомства с нами, то наша нравственная обязанность – проникнуть до глубины в их замкнутый круг жизни и узнать положительно, с кем и с чем имеем мы дело, для того чтобы определить затем, как удобнее, легче и скорее помочь нашим новым согражданам… и приобщить их к свету и простору открытых дел европейской семьи народов». «Сборник» читал и восхищался им Лев Николаевич Толстой. Знаменательно, что Николай Ильич привлекал в авторский коллектив широкий круг представителей молодой горской интеллигенции. Он же начал исследование обычного права горцев, оценив его большое значение для жизни местного населения. Кроме того, Воронов разработал особое «Положение о прекращении крепостной зависимости» среди горцев.

Памятью о его работе служат награды с надписями «За введение в жизнь положении 1861 года» и «За труды по освобождению крестьян». Все награды Н. Воронова бережно хранились его потомками до войны 1992-1993 годов и были похищены грузинскими гвардейцами из квартиры правнука Николая Ильича, историка и археолога Юрия Николаевича Воронова, во время погрома квартиры, где он проживал.

Николай Воронов первым в отечественной практике поставил вопрос о создании «дорожных книг» или «дорожников», сам принял участие в составлении первых путеводителей по Дагестану и Терской области. Благодаря ему достоянием науки стали сказания о Нартах.

В 1871 году, став руководителем Статистического отдела Кавказского горского управления, а в 1875- председателем Кавказского отдела Императорского русского географического общества, Воронов много сделал для организации науки, редактировал «Записки» отдела, был создателем такого ценного периодического издания, как «Известия» того же отдела. До революции вышли 23 тома этого издания и ныне сохранившего важное значение как источник кавказоведческих знаний.

В первом же томе были помещены сведения о Михайловской пещере около Сухума, рецензия на работу немецкого ученного А. Бастиана «Абхазцы на Кавказе» и другие.

В 1877 году Воронов возглавил редакцию газеты «Кавказ» - главной правительственной газеты края. Он преобразил ее в четырехстраничную ежедневную газету с приложениями и сам опубликовал в ней десятки статей.  Он сотрудничал во многих периферийных и центральных газетах и журналах Российской империи, таких, как «Колокол», «Русское слово», «Современник», «Эпоха», и был лично знаком с Некрасовым, Тургеневым, Ильей Чавчавадзе и другими.

Николай Ильич сыграл большую роль в деле просвещения горцев Кавказа, содействовал П. Услару в создании азбук и грамматик. Общее число работ Н. И. Воронова составляет около 150. Среди них монографии «Статистические данные о Терском казачьем войске», «Статистические сведения о населении Тифлисской губернии», «Абхазцы (Азега)», «Очерк Кавказа и народов, его населяющих», «По поводу сведений Риттера о Кавказе» и другие.

Николай Ильич скончался 31 октября 1888 года в Цебельде, в имении Ясочка, которое пожаловал ему в вечное потомственное владение Александр Второй «за личные заслуги перед Кавказским краем и его народами».

Следует отметить, что в 1881 году в усадьбе «Ясочка» по примеру яснополянского эксперимента Л.Н.Толстого Николаем Ильичом была организована народная школа, а 1886 году школа была зарегистрирована и получила официальное название «Общественная сельская школа министерства народного просвещения». С 1886 по 1900 годы в ней получили начальное образование более 150 мальчиков.

Большое значение научной деятельности Николая Ильича как кавказоведа было признано и его коллегами, которые отмечали, что Воронов потрудился «честно и умело на пользу края четверть столетия» и «положил начало основательному ознакомлению с миллионным горским населением, о котором до него существовали смутные и даже, можно сказать, превратные представления… За что он и заслужил уважение и память кавказцев».

 

Персоналии будут пополняться...

Яндекс.Метрика