JP Magazine v2 - шаблон joomla Оригами

г.Сухум, ул.Генерала Дбар 3 | Тел/факс: (+7840) 223 31 21 | E-Mail : mail@mkdc-sukhum.com | 

   

Евгений Котляров, живописец и амритянин

Весь двадцатый век Абхазия давала приют и вдохновение многим писателям, художникам и музыкантам. Живописец Евгений Котляров переехал в Сухум, когда ему еще не исполнилось и двадцати пяти лет. Это были ранние шестидесятые годы, когда воздух оттепели был ощутим и на окраинах СССР, а белоснежный Сухум был одним из самых ухоженных городов Черноморского побережья Кавказа.

Приехав в Сухум по работе, художник сразу же влюбился в город, в его свободную атмосферу и в его людей, и принял решение здесь остаться. Позже ему не раз предлагали переехать на работу в другие города, но всегда выбор оставался за Сухумом. 

Будущий художник родился 28 сентября 1938 года в Ленинградской области, в маленькой деревне под названием Остров, где на момент появления его на свет жило всего лишь четыре сотни человек. Его отец, Георгий Котляров, был потомственным казаком и подполковником военной разведки, и всю жизнь, по заданию государства, он был вынужден перемещаться по миру, поэтому и его семья часто меняла место жительства: Москва, Киев, Львов и, наконец, Тбилиси. Именно в Тбилиси юный Евгений Котляров окончил школу и в 1958 году поступил на отделение живописи в Тбилисскую Академию художеств (ТГАХ). Талант молодого человека быстро заметили, и уже на втором курсе Академии, когда ему было всего около 20 лет, Котлярова пригласили на работу в Тбилисский Русский театр юного зрителя (ТЮЗ) в качестве художника-декоратора сцены. Первой его работой стало оформление спектакля по пьесе советского драматурга Александра Хмелика  «Друг мой, Колька!..». Критики и публика приняли замысел молодого художника очень хорошо, и сразу же после окончания ТГАХ, в 1963 году, Евгения Котлярова пригласили еще и в Абхазский государственный театр драмы в Сухуме, где он проработал главным сценографом почти двадцать лет, до 1984 года. 

Первым спектаклем, работу над которым ему поручили в Абхазском государственном театре драмы, был «Абрскил».  Постановка сама по себе имела большой успех, но особый восторг зрителей вызывали декорации. Чтобы создать на сцене необычную атмосферу, Евгений Котляров ездил за вдохновением в карстовую пещеру «Абрскил», которая находится в селе Отап Очамчирского района. В те годы доступ в пещеру был затруднен, она еще находилась в первозданном состоянии, нужно было передвигаться в полной темноте, с фонарем, и почти по пояс в воде. 

Также он выписывал профессиональные журналы из-за рубежа, в которых освещались прогрессивные на тот момент технологии, использующиеся в театрах Чехии и Польши. Объединив непосредственные впечатления с новыми технологиями, Котляров вместо привычных плоских изображений создал на сцене целую систему подпруг на стилизованных минеральных образованиях – сталактитах и сталагмитах. 

Евгений Котляров работал в Абхазии над созданием образов театральной сцены на протяжении почти трех десятилетий. За это время он сделал сценографии для множества постановок: шекспировской трагедии «Король Лир», пьесы испанца Педро Кальдерона «Жизнь – есть сон», драмы-феерии «Лесная песня» украинской писательницы Леси Украинки, романа в стихах абхазского писателя Баграта Шинкуба «Песня о скале» и многих других. 

Пару раз художник оформлял спектакли и для Сухумского ТЮЗа (ныне – Государственный русский театр драмы имени Ф.А. Искандера): он создал декорации для «Джамхуха-Олененка» З. Канониди-Мориной и для «Аленушки и солдата» В. Лифшица и И. Кичиновой. 

Талант художника высоко ценили не только в Абхазии, но и в других городах СССР (сегодня несколько его сценографий хранятся в Московском театральном фонде) и зарубежья, поэтому у него всегда было много заказов. В особо загруженные периоды он оформлял по 10 спектаклей за год. Так, в 1977 году Котлярова пригласили в Волгоград для работы над оформлением спектакля «Мелодия снежных гор» в Музыкальном театре. Премьера спектакля прошла с большим успехом, и постановка была даже выдвинута на Всесоюзный  конкурс. Всего за 25 лет работы на театральном поприще он создал декорации примерно к 200 спектаклям. К тому же не раз он удостаивался официального признания своего таланта, получая разные театральные премии за лучшее оформление. 

Евгений Котляров приложил также много сил к воспитанию будущего поколения художников, в том числе и театральных. На протяжении нескольких лет он работал в Сухумском художественном училище: одним из примеров его удачного наставничества является карьера Виталия Кацба, который в середине 1980-х годов благодаря учителю получил направление в Абхазский драматический театр, где работает и по сей день, а сегодня является еще и главным художником Государственного русского театра драмы имени Ф.А. Искандера.  

Конечно, Евгений Котляров был великолепным мастером живописи и, несмотря на большое количество работы в разных театрах, никогда не бросал живопись. Его картины всегда находили эмоциональный отклик у зрителей. Сам мастер определял свой стиль как «неконкретизированный, нереалистичный» – это было связанно с тем, что он бόльше внимания уделял цветам и гармонии их сочетания на холсте, а не сюжету. Евгений Котляров сравнивал процесс создания живописных полотен с написанием музыки: имея простой набор «инструментов» – всего семь нот или семь цветов, – нужно создать нечто, что будет сильно волновать. Для этого художник использовал разные материалы и техники, работая то с маслом, то с гуашью, то с акварелью, то с темперой, а иногда он рисовал графические работы тушью. И, как правило, это были небольшого размера картины, написанные на холсте, картоне или плотной бумаге. 

Все, кто когда-либо пересекался с Евгением Котляровым, попадали тем или иным образом под влияние его таланта: уже в 1960-1970-е годы местные художники воспринимали его как наставника и метра, чье мнение или оценка имели большое значение; дети, которых он обучал, любили учителя за то, что он ценил индивидуальность в каждом и умел мягко направить их способности в нужное русло. 

Он много выставлялся: начиная с 1963 года, участвовал во всех выставках, которые организовывал Союз художников Абхазии.   

Так, вместе с другими известными сухумскими художниками (такими, как, например, Сергей Сангалов, Александр Бояджан и Александр Семенцов) Котляров принимал участие в организованной Союзом художников Абхазии выставке «У колоннады» на открытом пространстве набережной Сухума, традиция которой зародилась в 1985 году и была направлена на приобщение местных жителей и туристов к искусству.  

Уже к двадцати семи годам Евгений Котляров стал членом Союза художников СССР и получил звание «Заслуженный художник Абхазии». Он показывал свои работы в рамках совместных выставок не только в разных городах бывшего Советского Союза, но также в Пирее (Греция), Генуе (Италия), Саарбрюкене (Германия) и Варшаве (Польша), из-за чего работы художника из Абхазии разбросаны по частным собраниям в разных странах. Его работы были приобретены Государственной галереей города Тбилиси, Национальной картинной галереей Республики Абхазия (ГНКГ РА) и частными коллекционерами из России, США и Европы, несколько картин попали даже в далекую Японию. 

Несмотря на такую весьма активную выставочную деятельность, Евгений Котляров в основном участвовал в совместных выставках и только в самом начале 1990-х годов в культурной столице России – Санкт-Петербурге – прошел его первый личный вернисаж: в выставочном пространстве «Палитра» было показано порядка шестидесяти картин. 

Примерно в этот же период времени Евгений Котляров получил приглашение работать в Греции.  Художник упаковал несколько работ, краски и кисти, уложил документы и приготовил билет на самолет. Но поездка не состоялась – 14 августа 1992 года началась Отечественная война народа Абхазии, которая продлилась больше года. Немного позже, еще во время войны, Котляров получил другое рабочее приглашение – в Австралию, но и эта поездка не состоялась из-за оккупации Сухума, где художник вынужден был остаться с другими членами семьи.  

С этого военного августа 1992 года и начался самый тяжелый период в жизни художника – все кардинально переменилось, и некогда одному из самых узнаваемых лиц Сухума, признанному таланту и успешному творцу, приходилось просто выживать. 

Несмотря на окончание военных действий, художник все равно не мог покидать пределы страны из-за блокады. Зарабатывать деньги в Абхазии стало критически сложно, поэтому, чтобы прокормить семью, Евгений Котляров принял решение оставить творчество и начал писать то, что покупалось в художественных салонах – простые акварели, которые нравились отдыхающими. 

Особым ударом для художника стала ужасная болезнь его жены и уже взрослой дочери, которая приковала обоих женщин к постели.  Ему одному приходилось их выхаживать, потому что вокруг не было никого, кто бы мог или был допущен помогать. Дочь Котлярова, кстати, тоже пошла по стопам отца и талантливо рисовала. 

Пожалуй, единственное, что не позволяло художнику окончательно упасть духом в этой трагической жизненной ситуации – это была работа с детьми, которых он учил живописи. Евгений Котляров был преподавателем рисования в созданном Министерством культуры Республики Абхазия Центре детского творчества «Айнар» и в Сухумском доме Юношества. Эта работа не приносила большого дохода, но, несмотря на это, художник не бросал своих подопечных и отдавал им все свои силы и внимание, внося тем самым большой вклад в воспитание подрастающего поколения травмированной после войны страны. 

В таком кризисе он прожил ровно пятнадцать лет, пока 20 мая 2008 года не скончался от рака. А вскоре после смерти художника от продолжительной и страшной болезни умерли его жена и дочь. 

Но Евгения Котлярова не забывают в Сухуме, и его работы периодически показывают на разных городских выставках. А в мае 2009 года по инициативе Союза художников Абхазии в Сухуме открылась выставка, ознаменовавшая год со дня смерти Евгения Котлярова. На вернисаже перед посетителями предстала большая коллекция – 105 живописных работ из личного архива художника. Все эти картины, без подрамников и покрытые пылью и грязью, были обнаружены на чердаке дома художника уже после его смерти. Сам Котляров, видимо, не считал нужным бережно хранить их. Но члены Союза художников Абхазии приняли решение показать публике все эти полотна, чтобы отдать дань таланту мастера и тому уважению, которое к нему всегда питали окружающие. 

Евгений Котляров был не только художником, но и заядлым амритянином – так назывались постоянные посетители кафе «Амра», расположенного на втором этаже одноименного ресторана на сваях, недалеко от впадения реки Басла в сухумскую бухту. В советские времена это был центр свободомыслящей интеллигенции, собиравшейся там ежедневно, чтобы обсудить свежие события и новости. 

Котляров тесно дружил с сухумским физиком и прозаиком Игорем Гельбаком, и они часами сидели на «Амре», соревнуясь в остроумии. По воспоминаниям Гельбака, ныне живущего в Израиле, однажды Евгений задумчиво сказал ему: «А что, Игорь, возможно, это наши самые лучшие годы, о которых мы потом будем вспоминать с ностальгией!» 

Так и случилось. Выживая в послевоенной Абхазии, страдая от безденежья и болезней, Котляров часто вспоминал те времена, когда он был молод и полон надежд на будущее. Занимаясь карате, он обладал великолепной фигурой и высокой работоспособностью. Таким, молодым, энергичным и уверенным в себе человеком, его до сих пор помнят многие из его сверстников.  

Дарья Заводская

Персоналии будут пополняться...

Яндекс.Метрика